Это какой то позор!

facebook.com — Чему детей учить собрались
Новости, Общество | Бомбардир 08:55 21.04.2016
32 комментария | 90 за, 7 против |
#1 | 08:55 21.04.2016 | Кому: Всем
Открываю я анонс детского журнала "Лучик"....
вот здесь:
НЕекая Ольга Козэль, главный редактор журнала и видимо, большой специалист в военно морской истории пишет:
Июньский номер нашего журнала "Лучик" будет морской. И в нём откроется новая рубрика - "приглашаем к разговору". Первый разговор пойдёт, разумеется, на морскую тему.
Сыновья и флаги: история одного приказа
Эти события произошли в мае 1829 года, во время Русско–Турецкой войны. 36–пушечный фрегат «Рафаил» догонял русские корабли, чтоб, по приказу адмирала Грейга, взять над ними командование. Но однажды утром моряки увидели на горизонте турецкие суда. Командовал «Рафаилом» капитан второго ранга Семён Михайлович Стройников – он принял решение уходить от противника. Ушли бы, конечно, но, на беду, ветер стал меняться, и на попутной зыби турки очень быстро настигли фрегат. Уже к полудню взяли его в кольцо.
Выбора у Стройникова, собственно, не было – выбор диктовал Морской устав, созданный ещё самим Петром Первым, предписывающий сжечь корабль, чтоб не сдавать его врагу. Но Стройников приказал спустить андреевский флаг. Зачем и почему – историки спорят до сих пор.
Для того чтоб ответить на этот вопрос, мы должны чётко понимать, о чём думал Семён Михайлович, когда отдавал свой судьбоносный приказ. Ясно только одно: командир «Рафаила» не был трусом. Он больше тридцати лет служил в военном флоте, участвовал во многих сражениях, был награждён орденом Святого Георгия IV степени. В романе «Бронзовый мальчик» знаменитый писатель Владислав Крапивин вплотную касается этих событий:
«Стройников ужаснулся, когда понял, что своим приказом он просто-напросто убьёт две с лишним сотни человек. Причём это ради одной идеи, потому что на исход войны тот бой, конечно, никак не влиял… Стройников не за себя испугался… Ведь после плена матросы могли вернуться, служить дальше, потом прийти в свои деревни, жить, землю пахать, детей растить… А он всё это должен был зачеркнуть одной командой… Конечно, высокая доблесть — взорвать себя, не сдаться врагу. Но мне кажется, Стройников счёл, что есть ещё более высокая доблесть. Пожертвовать своим именем, честью, шпагой, свободой, чтобы спасти других…»
Вскоре война закончилась, пленные моряки вернулись в Россию. Офицеров отдали под суд – и суд приговорил их к смертной казни. Затем император Николай I смягчил приговор, заменив смертную казнь крепостью. Капитану Стройникову было запрещено жениться – «чтоб не плодить потомство трусов». Впрочем, у Семёна Михайловича к тому времени уже было два сына – оба они впоследствии стали контр – адмиралами русского флота. После суда капитана «Рафаила» лишили наград и званий, отправили в крепость, затем некоторое время он ходил рядовым матросом на фрегате «Поспешный». Дальнейшая его судьба неизвестна.
Теперь смотрите: среди матросов «Рафаила» было три десятка совсем юных ребят – по семнадцать–восемнадцать лет – понятно, что сорокавосьмилетний капитан относился к ним как к сыновьям.
Благодаря приказу Стройникова, все они остались живы. Вернулись домой, завели семьи, вырастили детей. Ведь когда человек умирает в молодом возрасте – умирает сразу очень много людей. Умирают дети, которые могли бы от него родиться, внуки, правнуки… целая ветвь человеческого рода. И сегодня, наверное, где–то растут мальчишки и девчонки – потомки моряков с «Рафаила», которые живут на свете, благодаря спущенному в тот далёкий день андреевскому флагу. Благодаря приказу капитана Стройникова. А что думаете вы по этому поводу? Напишите нам!
В теме письма укажите: «андреевский флаг».

[email protected]




Не могу я, друзья, спокойно относиться к ТАКОМУ. Прекраснодушная статья, призывающая детей по сути, с пониманием относиться к прямому ПРЕДАТЕЛЬСТВУ родины. АХ - бла-а-ародный капитан пожалел чуть ли не сопливых мальчишек в своей команде и сдал корабль туркам, чтобы его матросы могли жить дальше. ИСПРАВНЫЙ, 36-ти пушечный фрегат - и эти пушки потом громили русские корабли, убивали русских матросов и этогт корабли пришлось снова топить, уже под турецким флагом.... Я уж не говорю о том, что автор не имеет нИ МАЛЕЙШЕГО ПРЕДСТАВЛЕНИЯ о военно-морской истории - у него в 19-м веке нижние чины на РУССКИХ парусных кораблях - 17-19 лет. Он не знает, что "сжечь" корабль, чтобы он не достался врагу, означает, скорее всего, высадить команду в шлюпки и запалить корабль с открытыми крюйт-камерами, причём команде грозить только плен. И он видимо, не имеет НИКАКОГО представления, что во всех НОРМАЛЬНЫХ флотах мира - английском, японском, германском - считалось единственно возможным в такой ситуации драться до последнего снаряда или взрывать корабл на воздух. Это не суша, где можно сдать крепость, исчерпавшую пределы обороны, согласно заветам маршала Вобана. То есть - мы имеем дело с прямым обманом детей, которым предлагается изойти умильными розвоыми соплями и ПОДДЕРЖАТЬ целесообразность нарушения ОФИЦЕРОМ устава и восхититься, как альтернативным героизмом, прямым ПРЕДАТЕЛЬСТВОМ своей Родины. А потому - предлагаю всем, кто неравнодушен, отписаться в журнал "Лучик" и высказаться. Ну а если есть возможность привлечь внимание ЛЮБЫХ организаций к такому вопиющему факту - это только поможет делу!
#2 | 08:56 21.04.2016 | Кому: Всем
Цукербергу пароль нужен)
#3 | 08:58 21.04.2016 | Кому: Ворчун
Текст выложил в первом посте, только сейчас обратил внимание что группа закрытая:(
#4 | 09:22 21.04.2016 | Кому: Всем
Бомбардир, спасибо, что привлек внимание. Мимо таких вещей действительно нельзя проходить мимо.
#5 | 09:27 21.04.2016 | Кому: Всем
ССылка на сам анонс:
[censored]
#6 | 09:29 21.04.2016 | Кому: Всем
За неисполнения приказа в военное время, смерть.
Остальное всё от лукавого.
#7 | 09:31 21.04.2016 | Кому: Всем
> среди матросов «Рафаила» было три десятка совсем юных ребят – по семнадцать–восемнадцать лет – понятно, что сорокавосьмилетний капитан относился к ним как к сыновьям.

В начале 19-го века, дворянин, к матросам как к детям. Да у меня аж булка непроизвольно всхрустнулась, даром что из самого Парижу!!

А так да - чтобы уничтожить нацию надо сделать женщин феминсткми, а мужчин - либерастами. Начинать надо естественно с подрастающего поколения.
#8 | 09:38 21.04.2016 | Кому: Всем
Это бабе нужно почитать про бриг Меркурий, который в этой же войне не сдался, а дрался без шансов на победу. Но выведя из строя два линейных корабля (18 пушек против 184), ушёл - из потерь у него было несколько убитых и раненые. При этом капитан Меркурия учился вместе с капитаном Рафаила. Два человека, а совершенно противоположные решения. Самое забавное, что перед Казарским капитаном Меркурия был... тот самый Стройников!!!

[censored]

> 1826—1828 — капитан-лейтенант Семён Михайлович Стройников

> с 1829 года по 30 мая 1829 года — капитан-лейтенант Александр Иванович Казарский

[censored]
#9 | 09:41 21.04.2016 | Кому: Всем
> детей учить собрались

какой[-]то
#10 | 09:42 21.04.2016 | Кому: глюкер
> перед Казарским капитаном Меркурия был... тот самый Стройников!

Повезло.
Меркурию.
#11 | 10:08 21.04.2016 | Кому: Всем
Один великовозрастный дебил, как то пытался мне с подобных позиций про власова обосновать. Мол сдал, сохранил жизни и прочая херь. Пытался ему объяснить сперва при помощи аргументов, потом понял-без вариантов. А поскольку разговор проходил во время застолья, то сказал ему, что еще один такой выплеск интеллекта и жестко прилетит в тупое е...ло. Подействовало. Но, думаю, только временно.
#12 | 10:17 21.04.2016 | Кому: wbr
> еще один такой выплеск интеллекта и жестко прилетит в тупое е...ло.

Есть хорошее правило: не пить с незнакомыми людьми, особенно водку. Ведь вряд-ли ты бы, если его знал, сел бы с ним пить.
#13 | 10:18 21.04.2016 | Кому: Бомбардир
> А что думаете вы по этому поводу? Напишите нам!
> В теме письма укажите: «андреевский флаг».
>
> [email protected]

Написал им все, что о них думал. Пусть почитают!
#14 | 10:26 21.04.2016 | Кому: Srg_Alex
Просто в одной компании оказались. Это так, шапошный знакомый. А вот просто взял и раскрылся.
#15 | 10:27 21.04.2016 | Кому: Ilya.K
А можно копию в коменты? Интересно же.
#16 | 10:32 21.04.2016 | Кому: Всем
А эта Ольга Козэль свою страницу в Фейсбуке с этой статьёй то ли закрыла то ли удалила, видать до неё реакция народа дошла))))
#17 | 10:34 21.04.2016 | Кому: Всем
Википедия тоже озвучивает это
[censored]
#18 | 10:35 21.04.2016 | Кому: Всем
Хотелось бы узнать мнение Ольги Козэль о русских матросах убитых из пушек сданного без боя корабля. "Ведь когда человек умирает в молодом возрасте – умирает сразу очень много людей. Умирают дети, которые могли бы от него родиться, внуки, правнуки… целая ветвь человеческого рода."
Это текст моего письма, отправленного на эл. почту журнала.
#19 | 10:37 21.04.2016 | Кому: Всем
А как вам, камрады, тема школьного сочинения по "Тарасу Бульбе": Можно ли считать Андрия полностью предателем? (не дословно, но смысл передал). Аргумент: свои-то убеждения он ведь не предал. Седьмой, блеать, класс. Думал, что только в дочкиной школе. Ан нет! У друга сын, ровесник моей. Таже тема, таже аргументация. Со своей я, конечно, разъяснительную беседу провел. Но тенденция, однако. Если что, то это Нижний Новгород.
#20 | 10:48 21.04.2016 | Кому: Start
> Википедия тоже озвучивает это
>[censored]

Император Николай, получив решение военного суда, 6 июля 1830 года повелел: «Лейтенанта Броуна, мичмана Вердемана, лекаря Дорогоневского, шкиперского помощника Цыганкова и всех нижних чинов — простить. Стройникова, лишив чинов, орденов и дворянского достоинства, сослать в Бобруйск в арестантские роты; прочих офицеров разжаловать в рядовые до выслуги».

Тащемта, справедливый был все-таки государь.
#21 | 10:48 21.04.2016 | Кому: Start
> Википедия тоже озвучивает это

Только она в своём анонсе не пишет что "Из двухсот членов экипажа «Рафаила» в живых к моменту освобождения из турецкого плена осталось всего семьдесят". А ведь это одно предложение в корне меняет всё мысль о спасении жизней матросов.
В старину слово "Каторга" обозначало турецкий плен на галерах гребцами, в то время это было ещё свежо в памяти
#22 | 11:00 21.04.2016 | Кому: wbr
> Мол сдал, сохранил жизни и прочая херь.

Неслабо так сохранил. Где-то тут была фото Власова со штабом...
#23 | 11:03 21.04.2016 | Кому: wbr
>А как вам, камрады, тема школьного сочинения по "Тарасу Бульбе": Можно ли считать Андрия полностью предателем? (не дословно, но смысл передал). Аргумент: свои-то убеждения он ведь не предал. Седьмой, блеать, класс.

Подобную херь нам еще в 90-е про Андрия втирали.

Мое мнение (и примерно такое же было уже тогда, в 12 лет): даже если предположить, что влюбился и без ума, ну стащил бы невесту, и к своим. А он эталонный предатель
#24 | 11:06 21.04.2016 | Кому: Всем
интересно, пожалуй данной писательнице следуют обратить свое внимание на такого, незаслуженно забытого, "героя" - Бобырь Николай Павлович, который, "спасти других" естественно, сдал в 1915 Новогеоргиевскую крепость, причем со всем имуществом и вооружением. у этого персонажа еще один плюс - в 1920 его шлепнула ВЧК.
#25 | 11:53 21.04.2016 | Кому: Kosttt
Когда в стране отсутствуют четкие нравственные ориентиры, в башку можно вбить все, что угодно. Увы.
#26 | 12:20 21.04.2016 | Кому: EGP
"в бобруйск, животное! "
#27 | 12:50 21.04.2016 | Кому: Всем
"В своем указе император всероссийский дал волю своему негодованию: ''Уповая на помощь Всевышнего, пребываю в надежде, что неустрашимый Флот Черноморский, горя желанием смыть бесславие фрегата ''Рафаил'', не оставит его в руках неприятеля. Но когда он будет возвращен во власть нашу, то, почитая фрегат сей впредь недостойным носить Флаг России и служить наряду с прочими судами нашего флота, повелеваю вам предать оный огню''.
После заключения Андрианопольского мирного договора экипаж "Рафаила" вернулся в Россию. Состоялся военный суд о сдаче корабля, по приговору этого суда все офицеры фрегата были разжалованы в матросы (за исключением одного мичмана, бывшего в момент сдачи в крюйт-камере, и потому оправданного). Императорским рескриптом бывшему командиру фрегата Стройникову, также разжалованному в матросы, было запрещено жениться, "дабы не иметь в России потомка труса и изменника".
Впоследствии, в 1853 году в Синопском сражении русские линкоры "Императрица Мария" и "Париж", сея смерть и разружение среди турецких кораблей, первым делом обратили свои орудия против фрегата "Фазли-Аллах", который был в составе эскадры захватившей "Рафаил" (сам же плененный русский фрегат к тому времени был выведен из состава турецкого флота). В ходе боя "Фазли-Аллах" был практически полностью уничтожен огнем русских кораблей.
Свое донесение о Синопском сражении императору Николай I адмирал Павел Степанович Нахимов начал со слов: ''Воля Вашего Императорского Величества исполнена - фрегат ''Рафаил'' не существует''. Таково было желание русского морского офицера смыть пятно позора с русского флота.
[censored]
#28 | 15:51 21.04.2016 | Кому: глюкер
> Это бабе нужно почитать про бриг Меркурий, который в этой же войне не сдался, а дрался без шансов на победу. Но выведя из строя два линейных корабля (18 пушек против 184), ушёл - из потерь у него было несколько убитых и раненые. При этом капитан Меркурия учился вместе с капитаном Рафаила. Два человека, а совершенно противоположные решения. Самое забавное, что перед Казарским капитаном Меркурия был... тот самый Стройников!!!

Самое забавное то, что в момент сражения Меркурия с двумя турками на одном из турок в трюме сидела команда Рафаила.
Стройников турок ещё и предупредил, что-де знает капитана Меркурия, и что тот не только не сдастся, но и в случае сильных повреждений может сцепиться с турецким кораблём и взорвать пороховой погреб.
Переживал Стрельников за своих матросов, боялся, что Казарский их взорвёт вместе с собой.
#29 | 16:40 21.04.2016 | Кому: Всем
Ольга Козэль наверное прочитала "Бронзовый мальчик" Крапивина. Там эта история рассмотрена. Дети будут делиться на тех кто читал и кто нет. Вот и весь сказ. Весь этот кусок - практически один в один разговор Кинтеля с Толичем.
#30 | 16:41 21.04.2016 | Кому: wbr
У меня было аналогично. Я стоял на своем мертво, предатель и есть предатель. У нас вообще как то на эту тему с плюрализмом мнений в классе не задалось. Нормальная тема, если учитель знает, что объяснять.
#31 | 16:57 21.04.2016 | Кому: Всем
Про Ольгу Козэль. Карьера. Журнал "Лучик 6+". Шеф-редактор (Editor-in-chief) · Москва. НИТУ «МИСиС». главный редактор газеты · Москва. Московский кадетский корпус 1780. старший воспитатель кадетов · Москва.
Скажите мне, что я сплю.....
ЭТО воспитывает кадетов!!!!!!
[censored]
#32 | 19:56 21.04.2016 | Кому: Всем
Противоположный случай - русский корабль отказался выходить из Австро-Венгерского без ответного салюта под угрозой боя:

Летом 1910 г. эскадра Балтийского флота (броненосцы «Цесаревич» и «Слава», крейсера «Адмирал Макаров», «Рюрик», «Богатырь») под командованием контр-адмирала Николая Степановича Маньковского совершала поход в Средиземное море. На борту «Цесаревича» находился великий князь Николай Николаевич со свитой, на мачте броненосца развевался великокняжеский флаг. 19 августа эскадра (без «Славы», которая из-за поломки машин осталась во французском Тулоне) зашла в черногорский порт Антивари (ныне — Бар вновь независимой Черногории) для участия в праздновании 50-летия царствования короля Николая I. Торжества проходили в столице страны Цетинье, куда и отправились русские тезки короля, Николай Николаевич и Николай Степанович. Королю был вручен российский фельдмаршальский жезл — таким образом, черногорец стал последним русским фельдмаршалом.
После окончания торжеств эскад-ра — уже и без «Адмирала Макарова», ушедшего на Крит, где он находился до этого, — отправилась назад в Россию. Великий князь Николай Николаевич по причине неотложных дел на родине не был готов идти в обратный путь вокруг Европы на «Цесаревиче», он решил ехать домой на поезде. Чтобы высадить князя, корабли должны были зайти в принадлежавший Австро-Венгрии порт Фиуме (ныне — Риека в Хорватии). Фиуме был одной из главных баз ВМС Австро-Венгрии с мощной крепостью. Русские корабли пришли туда 1 сентября.
Обязательным ритуалом при заходе боевых кораблей в иностранный порт или при встрече двух эскадр, принадлежащих флотам разных стран, был обмен так называемым салютом наций, состоящим из 21 залпа (для его осуществления на кораблях имелись специальные салютные пушки). Русский отряд был в Фиуме гостем, поэтому первым дал салют он.

Крепость не ответила.

Это было тяжелым оскорблением российского Андреевского флага и вообще России. Тем более, на борту «Цесаревича» находился великий князь. К нему и отправился за консультациями адмирал Маньковский.

Однако Николай Николаевич повел себя в этой ситуации в высшей степени своеобразно. Оскорбление, нанесенное России, его не задело. Великий князь сказал Маньковскому, что после ухода из Антивари «Цесаревич» идет уже не под его флагом, а под флагом адмирала, следовательно, тому и разбираться в том, что произошло, и решать, как действовать. А сам Николай Николаевич сейчас просто частное лицо, которому пора на поезд. И отбыл на берег.

Почти сразу после того, как великий князь покинул борт «Цесаревича», отправившись вершить свои великие дела, к Фиуме подошла австро-венгерская эскадра (более 20 броненосцев и крейсеров) под флагом австрийского морского министра и командующего военно-морскими силами страны вице-адмирала Монтеккуколи. Снова был необходим обмен салютом наций. Русские были гостями, кроме того, Монтеккуколи был старше Маньковского по званию. Поэтому вновь первыми салют дали русские.

Эскадра, как и до этого крепость, не ответила.

Это было уже открытым вызовом. Адмирал Маньковский отправился на австрийский флагман за объяснениями.

На трапе австрийского броненосца русского адмирала встретил капитан 1-го ранга («капитан цур зее»), флаг-капитан адмирала Монтеккуколи. Он, как бы стесняясь, сообщил, что у австрийского командующего сейчас гости, поэтому принять Маньковского он не сможет.

Это было третье подряд оскорбление, нанесенное теперь уже лично русскому адмиралу. Более того, когда катер с Маньковским отошел от трапа австрийского корабля, ему не дали положенный в этом случае прощальный салют.

Вернувшись на «Цесаревич», Маньковский поинтересовался у минного офицера, в ведение которого входила и радиоаппаратура, есть ли связь с Петербургом или, хотя бы, с Севастополем. Офицер, разумеется, ответил отрицательно, слишком слабыми были в то время приемники и передатчики. Адмирал, впрочем, не огорчился. Даже обрадовался. Теперь он уж точно был сам себе хозяин.

Между тем к трапу «Цесаревича» подошел австрийский адмиральский катер с самим Монтеккуколи на борту. Встретил его лейтенант барон Ланге, младший флаг-офицер Маньковского. Он на безупречном немецком языке сообщил, что командир русского отряда принять его светлость не может, ибо в это время обычно пьет чай. Австрийский катер отправился обратно, при этом русские положенный прощальный салют дали. Теперь оскорбление, нанесенное Маньковскому было смыто, по данному пункту стороны оказались квиты. Однако оставалось оскорбление гораздо более тяжкое, нанесенное Андреевскому флагу и, следовательно, России.

Поэтому на австрийский флагман вновь отправился катер с «Цесаревича». На его борту находился старший флаг-капитан Маньковского, капитан 2-го ранга Русецкий. Он потребовал от австрийцев официальных объяснений по поводу того, почему ни крепость Фиуме, ни австрийская эскадра не отдали русским кораблям положенный салют наций.

Австрийский флаг-капитан, тот самый, что раньше не принял Маньковского, теперь был очень любезен с русским коллегой. Он стал ссылаться на некие технические и служебные проб-лемы и оплошности, ясно давая понять, что очень хотел бы замять дело. Однако Русецкий передал австрийцу категорическое требование Маньковского: завтра в 8 утра, в момент подъема флага на русских кораблях, и крепость, и эскадра должны дать салют наций.

Австриец обещал, что крепость салют даст обязательно, а вот эскадра не сможет, по плану она должна уйти в море в 4 утра. В ответ Русецкий сообщил, что ни на какие уступки русские не пойдут и без салюта в момент подъема флага австрийцев из бухты не выпустят. Австрийский флаг-капитан возразил, что их эскадра не может задерживаться. Русский флаг-капитан ответил, что изменение условий невозможно.

Маньковский, выслушав вернувшегося Русецкого, отдал приказ своим кораблям изменить позицию. «Рюрик» встал прямо посередине выхода из бухты Фиуме, «Цесаревич» и «Богатырь» переместились ближе к берегу. На кораблях была сыграна боевая тревога, орудия расчехлены, заряжены боевыми зарядами и наведены на австрийский флагман.

На австрийских кораблях и на берегу все это, разумеется, прекрасно видели и слышали. И понимали, что дело принимает нехороший оборот, которого они не ожидали. До сих пор неясно, оскорбили австрийцы русских намеренно или по причине бардака, которого в «лоскутной империи» хватало. Но теперь последствия были налицо.

Дважды катер с австрийским флаг-капитаном ходил на «Цесаревича», объясняя, что австрийская эскадра обязательно должна уйти, она не может ждать до 8 утра. Маньковский оба раза заявил, что об уступках не может быть и речи.

Русский адмирал прекрасно понимал, что в случае боя между эскадрами никаких шансов у него нет, превосходство австрийцев, с учетом орудий крепости, было примерно 10-кратным (даже если игнорировать тот факт, что к австрийцам быстро могли подойти дополнительные силы, русские же в Средиземном море никакого подкреп-ления ждать не могли). Скорее всего, не удалось бы потопить даже один корабль противника. Более того, действия русского отряда почти неизбежно становились причиной войны между Россией и Австро-Венгрией. И еще, Маньковский прямо «подставлял» великого князя Николая Николаевича, который в этот момент на поезде рассекал просторы Австро-Венгрии. Великий князь в случае начала боевых действий в бухте Фиуме автоматически становился заложником, что увеличивало вероятность перерастания инцидента в полномасштабную войну. Впрочем, судьба Николая Николаевича вряд ли волновала Николая Степановича. Возможно, он даже испытал бы некоторое удовольствие, подставив лукавого царедворца, столь равнодушно отнесшегося к оскорблению своей державы. Не исключено и то, что Маньковский вообще не подумал про великого князя. Потому что честь страны и Андреевского флага были превыше всего. Офицеров учили, что за нее надо умирать. Вести себя по-другому просто невозможно (да, был уже шестилетней давности позор сдачи адмиралов Рождественского и Небогатова во время Цусимского сражения, но большинство флотских офицеров именно позором его и считали). Поэтому три русских корабля готовились воевать с двумя десятками австрийских, поддержанных мощной крепостью.

Ночью на обеих эскадрах никто не спал. Было видно, как австрийские корабли и крепость активно перемигиваются сигнальными огнями. В 4 утра австрийская эскадра начала разводить пары, из труб повалил дым. На русских кораблях артиллеристы ждали команды на открытие огня. Если бы австрийцы двинулись с места, она бы поступила немедленно. Только австрийцы не ушли, даже якоря не подняли. Видимо, они прекрасно осознавали свое подавляющее преимущество в данный момент в данном месте, но понимали, что по крайней мере флагмана русские изуродовать успеют. И что начинать войну, причиной которой станет их собственное ничем не объяснимое хамство, вряд ли стоит.

Интересно, кстати, как бы пошла история, если бы фиумский инцидент действительно стал причиной начала войны между Россией и Австро-Венгрией? Насколько масштабной она бы оказалась и, главное, пришли бы на помощь Австро-Венгрии другие члены Тройственного союза (Германия и Италия), а на помощь России — другие члены Антанты (Великобритания и Франция)? То есть началась бы Первая мировая на 4 года раньше? И к «настоящей» Первой мировой ее участники были, в общем, не очень готовы, хотя «подготовительный период» между выстрелом в Сараево и началом собственно войны занял больше месяца, а здесь пришлось бы воевать буквально «с колес», поэтому состав участников, течение и исход военных действий были бы совершенно непредсказуемы. А если бы война осталась делом только двух втянутых в нее стран (хотя на нашей стороне с гарантией, близкой к 100 %, воевали бы Сербия и Черногория), то почти наверняка Россия бы одержала в ней победу. По крайней мере, в ходе Первой мировой русские почти всегда побеждали австрийцев, а уж если бы тем не помогали немцы, то в исходе войны особо сомневаться не приходится. Причем Австро-Венгрию в этом случае, скорее всего, ждала бы та же судьба, что и в реальном 1918 г., — полная дезинтеграция. В этом случае Первой мировой потом бы просто не было — Германия не смогла бы воевать в одиночку, т. е. вся история человечества оказалась бы совершенно иной, ведь именно эта война, как сейчас ясно, стала переломным моментом в истории, как минимум, европейской, как максимум — мировой цивилизации, а про российскую историю и говорить нечего.

Впрочем, утром 2 сентября 1910 г. в бухте Фиуме люди на русских и австрийских кораблях оценить это все, разумеется, не могли, заглядывать в будущее и сейчас еще никто не научился. Они просто ждали, начнется ли бой здесь и сейчас.

В 8 утра, как положено, команды были построены на палубах перед церемонией подъема флага. Командиры кораблей отдали привычную команду «На флаг и гюйс! Смирно! Флаг и гюйс поднять!» Правда, в этот раз за командой, если бы австрийцы повели себя так же, как и накануне, могла последовать война.

Но этого не случилось. Как только флаги и гюйсы на «Цесаревиче», «Рюрике» и «Богатыре» пошли вверх, загрохотали салютные пушки крепости Фиуме и всех кораблей австрийской эскадры. Маньковский считал залпы. Их было двадцать один, полноценный салют наций. Русский адмирал выиграл этот бой. Он одной своей волей отстоял честь Андреевского флага и честь России. Продемонстрировав готовность пролить свою и вражескую кровь, он предотвратил кровопролитие.

Австрийские корабли сразу начали сниматься с якорей и двинулись в море мимо русского отряда. Маньковский прекрасно знал морские обычаи. Команды «Цесаревича», «Богатыря» и «Рюрика» были выстроены во фронт, оркестры заиграли австрийский гимн. И теперь все было честь по чести. Австрийские команды тоже были построены как положено, а оркестры заиграли русский гимн. Ссориться с русскими они больше не хотели, слишком дорого это обходилось.

4 сентября ушли из Фиуме и русские, их миссия была выполнена. Их воля оказалась сильнее воли австрийцев.

Впрочем, может быть, надо пожалеть о том, что тогдашние хозяева Фиуме оказались не только хамами, но и трусами. Как уже было сказано, начнись война — мы бы ее почти наверняка выиграли, предотвратив, таким образом, катастрофу 1917 г. Но, видимо, хамство и трусость неразделимы, поэтому все пошло так, как пошло.

Фиумский инцидент канул в Лету, его все забыли. Забыли и его главного героя адмирала Маньковского.
Через девять лет, когда не было уже на планете ни Российской, ни Австро-Венгерской империй, а «Цесаревич» (переименованный в «Гражданина»), «Богатырь» и «Рюрик» гнили в Кронштадте (ни один из этих кораблей в море больше не вышел), в маленьком русском городе Ельце 60-летний вице-адмирал Николай Степанович Маньковский был арестован ВЧК и убит в тюрьме.

В этом же 1919 г. на Балтике тральщик «Китобой», кораб-лик водоизмещением 280 т с двумя маленькими пушками, ушел от красных в Эстонию, подняв Андреевский флаг. В начале 1920 г. из-за возможности захвата эстонцами «Китобой», которым командовал лейтенант Оскар Оскарович Ферсман, до этого воевавший в армии Юденича в качестве танкиста, двинулся вокруг Европы в Крым, к Врангелю. 27 февраля он пришел на рейд Копенгагена, где стояла мощная английская эскадра во главе с линейным крейсером «Худ». Командующий эскадры приказал «Китобою» спустить Андреевский флаг, потому что Британия его больше не признает.

Если отряд Маньковского в Фиуме уступал австрийцам примерно в 10 раз, то боевые потенциалы «Китобоя» и английских кораблей были в принципе несопоставимы. Тем не менее Ферсман отказался спускать флаг и заявил, что будет воевать.

Конфликт был улажен находившейся в Копенгагене вдовствующей императрицей Марией Федоровной. Благодаря ей тральщик, не спустивший флага, был снабжен продовольствием и углем. Он дошел до Севастополя, принял участие в эвакуации армии Врангеля из Крыма и вместе с другими кораблями Черноморского флота ушел в тунисский порт Бизерта. Оскар Ферсман умер в 1948 г. в Аргентине.

Маньковский ничего не узнал о своем достойном наследнике Ферсмане. А страна забыла обоих.
[censored]
Войдите или зарегистрируйтесь чтобы писать комментарии.